?

Log in

No account? Create an account
Все краски детства
 
[Most Recent Entries] [Calendar View] [Friends]

Below are the 27 most recent journal entries recorded in Явора's LiveJournal:

Friday, November 6th, 2009
12:12 am
Иногда я думаю о вас, и так тепло становится на душе, какие же вы хорошие, красивые, яркие. И не подумаешь сравнивать, да само получится. Яркие — как мотыльки? Бывает, что и так.

А другие вроде и не яркие, но сияют всеми оттенками чистого серого цвета. Другие же будто тонкий, пульсирующий и живой жгут, и шелковистые волокна легонько касаются пальцев, то сверкая, то расплетаясь, то топорщась нейлоновой шёрсткой.

А иные подобны камням с фрактальной огранкой, холодные и гладкие, тяжёлые и стремительные, и каждое ребро чуть-чуть покалывает кожу, напоминая о силе чувств и хрупкости прикосновений. И если такой камень взять в руку, каждая грань коснётся немного иначе, непередаваемо и бесконечно.

Есть те, что как тёплая вода меж пальцев, она греет и увлажняет, гладит и тревожит, уходит — и оставляет за собой смутный холод тревоги.

Бывают как косы, полные ветром, лишь силой воли не превратившиеся в неукротимый поток.

Бывают как нахохлившийся ёжик, и не узнаешь, какими мягкими могут быть острые колючки, как доверчиво они ложатся в руку — надо только погладить.

Безбрежный поток, и так радостно оттого, что умеешь плавать.
Friday, January 11th, 2008
5:22 pm

Есть два способа учить: наставлять и направлять. Наставляемый получает от учителя сухую мудрость, лишённую плоти, направляемый - путь, на котором он сам, пусть больно и трудно, вырастит знания из самого себя. Крайние точки этих путей - фаршировка знаниями и "щенков бросаем в воду".

Я знаю систему образования, которая преимущественно использует первый способ. Это выбор мира, в котором мне довелось родиться. Детские сказки с моралью, школьные учебники, вузовские лекции. Разумеется, на каждом этапе и второй путь применение находит, но всё же. Если уж мы даём себе труд говорить и наставлять, почему бы не говорить правду?

Когда люди делятся на типы без всякой соционики - это старость? Когда понимаешь, что нет Зла, а есть Добро-для-себя-одного, - это мудрость или цинизм?

Легионы сказочных злодеев, желавшие реально какого-то локального добра для себя, а в сказке - просто абстрактного либо конкретного Зла героям, всему миру и Добру... Они бы очень удивились. Дети тоже удивляются, вырастая и понимая, что нет никакого Зла, но мир оттого только страшнее. Правда ли нужно понять это самому, правда ли нужно испытать крушение привычной картины мира, изучать новый визуальный формат не в детстве, когда сознание гибко, а почти взрослым, но таким уязвимым?

Сначала нам говорят, что делить на ноль нельзя, а потом мнут привычное сознание мнимой единицей. Нас учат думать, что связь между усилиями и результатом - прямая, оставляя на следующий год, а то и на самостоятельное изучение знание о том, что не один ты в мире такой, думающий и идущий к цели. Ах, уравнения с двумя неизвестными мы ещё не проходили... а в жизни решать уже, быть может, придётся. И мы обречены на падение, считая, что больше боли на тренировках означает лучший результат на соревнованиях, красоты в серенаде - успех в любви, заварки в чае - замечательный вкус, и так далее, и без конца, пока мы, наконец, не постигнем тему о видах зависимости, трендах и факторах влияния на собственной шкурке, тонкой и чувствительной, не осознаем, что факторов бывает много, степень влияния может различаться, даже прямая зависимость может не быть линейной, а там, в окне второго этажа, не абстрактная единица, а такой же ты, думающий и ищущий, строящий свои модели и пищущий формулы, и с такой же болезненно тонкой кожей.

Может быть, однажды ты поймёшь, что все люди мира - это такие же "ты". Я не знаю, какой будет твоя жизнь, новорождённое Чудо, и желаю счастья.

Может быть, постигнешь науку тенденций и вероятностей настолько, что "ты" перестанет отличаться от фактора. И ты станешь рыбой, а все прочие - водой, и ты сможешь как жить хорошо сам, так и поддерживать чистоту в водоёме лёгкими движениями плавников. Славен твой путь, и требует немало сил, но отныне ты - единственный человек на Земле.

Твой выбор, твоя жизнь, твоё счастье. Твой способ учиться и учить.

Tuesday, January 16th, 2007
3:07 am
Загар тысячи звёзд

Ты стоишь у подъезда, смотришь вверх и ничего не ждёшь. Над тобой много окон, взгляд свободно блуждает по ним, то и дело задерживаясь. Два маяка, притягивающих взгляд.

Первое окно лучится тёплым оранжевым, его занавеска легка, но никогда не откроет больше, чем крохотный кусочек обоев. Можешь подняться и позвонить, тебе обязательно откроют, и обрадуются, и пригласят на чай. Из глубин памяти всплывёт твой прошлый визит, и все предыдущие, и вот они, знакомые кошки, и узоры на ковре, и даже запах этих книжных полок ты уже знаешь. Тебя не было несколько лет, и никто не помнил, что ты всё-таки есть. Ты не приходила сюда так долго, не скучала и не тосковала, не искала и не ждала, а сейчас пришла, и тебе рады, а на душе тепло. И будто бы так и нужно, а когда придёт вечер, ты шагнёшь за порог, рассеянно обещая зайти ещё как-нибудь, и будешь правда думать, что зайдёшь, но совершенно позабудешь об обещании завтра... и действительно зайдёшь ещё раз — но действительно как-нибудь. И нет в том печали.

Свет второго окна — голубой, прохладный. Быть может, ты стучалась сюда только вчера, а может быть, пропадала где-то годами... ты не знаешь, кто и что тебя ждёт, и ждёт ли?.. Может быть, тебе рады, может быть, ты помешала, а ещё случается, что никого нет дома. Но где бы ты ни была, ты не можешь не помнить об этом окне, о вечно нерешённом и неразгаданном, о недосказанным словах, понятных с полувзгляда понятиях и решениях, объяснить которые не хватит слов. Занавески ничего не скрывают, — а зачем? ведь чего угодно слишком мало, и никак не понять до конца.

Оранжевый свет. Голубой свет. Синяя таблетка. Красная таблетка. Здесь нет режиссёра, и никто не подскажет, какое окно выбирают настоящие героини, а какое — те, про кого не снимают фильмов. Втайне ты знаешь, что кроличьих дыр немало за каждым поворотом, всякая дорога ведёт в далёкую-далёкую галактику, а сказки никогда не заканчиваются. Решать тебе.

А можно ничего не решать, ведь есть ещё жёлтые окна, где всё неизвестно как, но примерно одинаково, и пляшущие зелёные занавески, за которыми любят и ждут, только тебя ли?.. и диковатые фиолетовые окна твоего собственного дома, дома, который ты любишь лишь глазами гостей, откуда так любишь уходить и куда привыкла возвращаться, дома, из которого когда-нибудь с сожалением уйдёшь навсегда. Ты же знаешь, что стены не станут скучать.

Через пару минут придётся выбрать, хотя бы на один раз, только на сегодня, а пока ты стоишь у подъезда, и свет тысяч возможностей отражается в твоих глазах.

Твой бешеный покой.

Friday, September 22nd, 2006
6:00 pm
Это всё ты

Металась по жизни, летала между веток и восторженно заглядывала в глаза. Живая, яркая, переливчатая лента, а кое-где — микронно-тонкие пластинки кадров-мгновений. Твои неснятые шедевры, твоё вечное «вот-если-бы-фотоаппарат».

Вот эта девушка, так бы хотелось запомнить её прямо сейчас, на берегу моря, под закатным небом. Сейчас она ровно такая, как надо, нет, такая, какая есть, а в другое время просто что-то мешает рассмотреть. А на лице другой всегда должна быть именно такая улыбка…

…а потом нашёлся один, кого не смог вместить в себя никакой миг, никакой образ. Привычно делала снимки, бережно хранила в памяти, искала тот единственный, что отразит сразу и всё. Закрывала глаза, раскладывала тонкие пластинки вокруг, всматривалась в черты, но напрасно: ни одна не была похожа на другую.

Но однажды налетел ветер, и ты увидела их все сразу. Вот тень от весенних листьев на лице. Вот взгляд, так близко, что видно безумие, заменяющее зрачкам дно. Вот гибкая фигура среди подводных камней, вот невозможная лёгкость полёта. Всё и сразу, и видишь, как пластинки сливаются в пульсирующую от радости ленту.

С тех пор ты не ищешь в людях картинок, а память наполнилась улыбками.

Thursday, August 10th, 2006
12:58 am
Проводник туда

Ты уже не помнишь, как всё начиналось. Кажется, ты сидел на краю дороги и глядел в пыль, как делал всегда в те времена.

…Чудо влетело в твою жизнь мелодичным стрекотанием велосипедной цепи, яркой фигурой из далёких краёв, устало-счастливым взглядом, хрустальной водой из такого привычного колодца, восхитительным ощущением ветра в лицо. Так время из пресной реки с редкими вкраплениями настоящей жизни стало тягучим потоком: куда ни погрузи руку — и нащупаешь кусочек счастья. А наутро всё показалось сном: Чудо растворилось вдали.

А может быть, всё произошло совсем иначе, и был далёкий гул двигателя, незнакомый запах бензина, яркая косметика, музыка на чужом языке и восхищение, которое никак нельзя подарить этой унылой степи, пыльной дороге и старому колодцу.

А может быть, и этого не было, а был старик в белых одеждах, который не искал ни приюта, ни колодца, а подошёл лишь и сказал: «Не грусти, малыш, этому цветку пришлось хуже, чем тебе, но посмотри на его улыбку!». И ты послушался, и посмотрел, и смотрел так весь день, а вечером, конечно, никакого старика у дороги не оказалось.

Вас, сидящих у дороги, было много, и все они ты. Это ты, осознав исчезновение Чуда, пролежал весь день, глядя в потолок, а после вернулся к своей унылой тоске. Это ты на следующий день ушёл в город и теперь гоняешь по дорогам и оврагам, и под ногами больше не пыль, а педали. Это ты всерьёз занялся кусочком бесплодной земли около дома, и теперь там чудесный сад. Это ты, устав от офисов и телефонов, с утра до ночи проводишь в машине, не оглядываясь и думая лишь о том, о чём нравится.

И, конечно же, это ты бродишь по дорогам, не старея и не уставая, и даже не думаешь остановиться. Твои слова не раз зажигали свет в глазах, полных безысходной тоски, ты не раз одним взглядом менял судьбы и дарил Чудеса, на один день или час, не больше, ровно настолько, чтобы качнуть маятник. И это ты всегда уходил, снова и снова, и тебя ждали новые глаза и новые улыбки, и ни с кем из них ты не остался навсегда. Сначала ты думал, что мечтаешь найти, догнать, снова встретить то самое Чудо, ведь так хотелось, чтобы оно всегда было рядом.

Но прошло много лет, и ты понял, зачем Чудеса приходят в нашу жизнь, и почему — уходят.

Wednesday, July 12th, 2006
3:27 pm
Белая нота

Маленький город — всегда цельный. Он если и делится на районы, то понарошку, всё равно между ними можно легко пройти прямо по улицам, и не нужно никаких ритуалов на пустых остановках. Он един, без частей.

Большого города всегда много, и попросту, и по частичкам. И ритуалов, конечно же, тоже больше, и самый главный из них — метро. Единое, родное, предсказуемое, понятное, необходимое… оно дарит нам свою цельность, и цельность города уже не увидеть. Выйти на одной станции, а войти на другой — и осознать, что город никуда не девается, даже если отойти от станции чуть подальше.

Маленькие сказки маленького «я». Если не выключить телевизор после очередной серии любимого мультика, покажут ещё одну. Если резко открыть глаза, уже почти убедив себя, что спишь, можно увидеть ночь. Если спуститься с пятого этажа на лифте, мир вокруг не успеет приспособиться, и вокруг будет на пять лет вперёд. Или назад — смотря куда сильнее хочешь попасть. И так любопытно, что же делают игрушки, когда рядом никого нет.

Ты вырастаешь, а сказки остаются. С удивлением смотришь на карту и понимаешь, что метро — лишь часть города, и совсем небольшая. А иногда случается чудо, и ты, следуя мудрым указаниям бесчисленных табличек и схем, приходишь в нужное место и понимаешь, что уже проходил здесь. Недавно совсем, и шёл совсем не туда, и не знал даже, что есть такое, а вот же, не приснилось и не привиделось, стоит всё там же, хоть и путь лежал совсем от другой станции.

Прикосновение реальности, нежное, как ласка матери, и надёжное, как родной дом. Радостный покой.

Tuesday, July 4th, 2006
1:50 am
Мгновения лета

Иногда так хочется запомнить миг навсегда. Можно сфотографировать, если есть чем, если знаешь, как, если можешь прижимать «знать» к «уметь» так плотно, что не различить вовсе. Можно закрыть глаза ладошками и верить, что так образ никуда не исчезнет.

А можно вспомнить о том, что не образ. Как сохраняется прикосновение ветерка к щеке, тепло материнских рук, мягкость свежевзбитой постели, таяние льдинки на языке? Для них нет фотографий, но мы помним, храним и переживаем заново. Всегда с нами и мягкость травы под головой, и пересчитывающий рёбра ветер, и солнечный свет, пронизывающий ресницы и будто бы выходящий из затылка, согревая все мысли внутри головы и добираясь до души.

Они с нами. Они здесь.

Friday, April 21st, 2006
9:15 pm
... а может быть, открыть окно...
Они отдали бы немало за пару крыльев,
Они отдали бы немало за третий глаз,
За руку, на которой четырнадцать пальцев,
Им нужен для дыхания другой газ.
© Наутилус Помпилиус, «Люди»

... тебе 10 лет. Ты сидишь в темноте, смотришь на грозу за окном и думаешь, что ты не такой, как все.
У тебя другие мысли, иная логика и странный взгляд. Тебя пытались презирать, старались победить, после начали остерегаться. Не такой... чужой.
... ты рос и учился выживать. Ты был сильнее и лучше во многом, за это прощали странности... или были вынуждены мириться. Ты не жалел этот мир, безнадёжно не твой, мир, который вытеснил бы тебя, будь у него возможность. Ты нашёл для себя место здесь, или расчистил его... ты не видел разницы.
... в юности ты видел себя и мир как огромную реку. На одном берегу ты, на другом все. «Люди», да. Сколько лет прошло до момента, когда ты встретил первого не-такого? Безусловно, не человека, но бесконечно и не такого, как ты. Сколько их было потом, за те годы, что ты лихорадочно метался по жизни, пробуя на вкус всё подряд и не зная, где проснёшься завтра. На твоём берегу больше не было одиноко, но река никуда не делась.
... ты знаешь, я всегда была там, на том берегу. Я не знаю, почему именно там, ты вот говоришь, что я тоже никак не человек... улыбаюсь. Должно быть, потому, что живу здесь, не пытаясь понять, откуда пришла, не мечтая вернуться. Какая разница, в самом деле... разве ты не счастлив оттого, что я здесь, рядом с тобой?..
... может быть, это не мир, а космопорт, где чуть не каждый — с другой планеты. Пусть, мне всё равно нравится здесь. Разве не бывает детей, рождённых в порту и считающих его своим домом?
... ты вовсе не такой же, как они, не правы те, кто пытался в этом убедить.
... это они такие же, как ты. Хотя бы в том, что не такие.
Thursday, April 20th, 2006
8:49 pm
Так улыбается мир
Можно смеяться, если хочется. Только подойди к зеркалу прежде, постой перед ним со мной рядом.
Смотри, смотри. Вот человек, который вырезает фигурки из мыла, и у этих фигурок никогда нет глаз. Он вовсе не злой и не страшный какой, он смеётся и говорит, что у них в глазах было бы мыло, а это больно, потому и не делает глаз. А я говорю, что мыло было бы и в ушах, и во рту. Не потому ли ты сегодня так задумчив?
А Тави... помнишь Тави? всегда смеялась, зная, что ты не выходишь на улицу без фонарика даже в солнечный день. А я помню, что в любой день в пещерах темно, а есть ещё и подвалы. В мире всегда хватит темноты, но ты готов к ней... да ты её любишь, я же знаю.
А Тави, та самая Тави, всегда гладила киви перед тем, как съесть. И не касалась пальцами, только ладошкой дотрагивалась до шероховатой шкурки. И собирала все пластиковые карточки, что попадались ей под руку.
Смеёшься? Тогда смотри ещё, смотри в зеркало. Ведь правда, нет ничего плохого в серо-стальном лаке, и в цепочках в волосах? Кто-то назовёт странным, кто-то презирать станет, кто-то посмеётся... а я просто люблю тебя.
А мои руки непрестанно теребят ленточку, и в шкафу множество вышитых подушечек, и чаю в пиале всегда ровно три четверти или нет совсем, никогда иначе. И ты просто любишь меня, правда?
Это всё мы, все странные, все особенные, а это частички нас, такие разные и такие замечательные. Кто знает, быть может, киви любят, когда их гладят. Кто знает, быть может, мыльные фигурки благодарны тебе за заботу.
Нет разницы, нет метаний, нет волнений. Есть только мы.
Friday, March 10th, 2006
1:26 am
Лирический герой
Когда-то он просто висел на стене, а ты любила улыбаться его лицу. Ты знала, что на самом деле его нет, а есть лишь бумага и тонкий слой краски, но что значит Знание в сравнении с Красотой? Тебе было всё равно, и ты продолжала улыбаться его лицу.
Он был рядом, когда тебе было темно. Когда ты радовалась и находила другие лица, которым можно улыбаться, он всё равно оставался на месте, всё там же.
А однажды ты увидела его ответную улыбку...

Конечно, на самом деле всё было не так. И не было тонкой бумаги, а был кто-то живой, ты знала это, но не знала ничего больше, могла лишь смотреть и улыбаться. Но всё изменится в одночасье, всё-всё, кроме Красоты, она никуда не денется и не прибавится, но ты, наконец, поймёшь.

Как силуэт, рождённый тенью живого и игрой света. Как плакат на стене. Хрупкая, застывшая красота, лишённая жизни... а потом он сходит со стены, а силуэт находит свой объём и краски. Так из кокона появляется бабочка, робко шевелит крылышками, расправляя их и позволяя высохнуть. Хрупкая красота кокона завораживала, но стократ прекраснее красота живая. Её не вместить в себя, как ни распахивай глаза.
Она всегда с тобой.
Она в тебе.
Wednesday, March 1st, 2006
3:03 am
Пробуждение чувств
Помнишь, как это было? Небывалая странность оттого, что почти не видишь движений и не слышишь голосов... короткий полёт ткани, ограниченный поводком из ниток, скольжение металла по льду, — всё заглушала музыка. Вся, как одна мелодия, прекрасная и яркая.
Видишь, как это есть? Ты смотришь на всё, а видишь только их. Прекрасные лица, такие разные, но всё равно прекрасные. Смотришь, мысленно обходя кругом, стремясь увидеть человеческим взором, а не холодным глазом оптики. Видишь людей, прекрасных людей, хоть у иных зубы сверкают светлее коньков. Пытаешься быть там, где-то между лезвием конька и поверхностью льда, тебе так страшно...
А ещё раньше, помнишь? Смотрела на экран и видела ровно то, на что смотрела.
Зачем тебе помнить, глупая? Это же не ты...
Thursday, February 23rd, 2006
11:23 am
Будто в тысячный раз, ещё не зная, что в первый, совьётся спиралью пред тобой, изумлённой, кожура мандарина, застынет скрипичным ключом... вот оно, мгновение. Остановилось.
Тысячи просили, сотни умоляли, — а оно здесь.
Чувствуешь?
... как, прощаясь, коснулась ресниц матери девичья рука...
Видишь?
... как глаза младенца впервые ожёг солнечный свет...
Слышишь?
... как ударилась о дно стакана последняя капля...

Говорят, если смешать все краски мира, получится белый цвет. Если смешать все ароматы Ив Роше, не получить чистого воздуха, ведь в мире есть не только Ив Роше. Но вдохни их, вдыхай снова и снова, вспоминай, как много их, давно забытых или забывшихся, оставленных позади в надежде совсем скоро вернуться и вновь повтречать? Может быть, он, запах дома, тоже затерялся среди них, скромно стоит в углу, стесняясь: ему забыли приклеить яркую этикетку, и как такой заметишь? А ты поищи его.
Сегодня ты одна, иначе не стала бы всматриваться в завитки мандариновой кожи и слушать чужие души. Но так случилось, и ты дрожишь от последнего тепла этой щеки, тебя рвёт на лоскутья не твоя боль, боль потери, а она улыбается одной тебе в это мгновение, что одно для вас двоих. «Ну что ты», — скажет она, — «как можно потерять своё сердце?».
Улыбнись ей в ответ, но и руки не останавливай, пусть же она, как и хотела, голодной чайкой пронесётся по поверхности кнопок телефона, и дыхание пусть замрёт в ожидании голоса, а облегчение затопит душу горячей волной. Ты только помни.
У тебя много друзей, но никого из них сегодня нет рядом. Ты не плачешь и не несчастна, ты просто одна, в сердце пусто, а душу заполнил скрипичный ключ.
Друзья всегда где-то рядом, но не совсем. Недалеко, но не вместе, и надеяться не стоит. И не удивляйся, ведь разве сама стала бы собирать на подарок другу несколько лет? Ты бы и хотела, и сил бы хватило, но есть ещё и другие друзья, и родственники, и, быть может, дети, которым нельзя совсем без подарков. А ещё любимый голос, несущий волшебство со сцены, и смешение ароматов, среди которых ты обязательно найдёшь тот, что без этикетки, и мандарины, из чьей кожуры может родиться скрипичный ключ.
Есть многое на свете, всегда есть. Ты хотела бы одного, да только не в этом мире надо родиться. Сейчас ты видишь, сколько хрупко то, что любят превыше, и как недолговечно. Тонкая опора, быть может, и выдержала бы такой груз, но что толку ей стоять, не шелохнувшись? Но нельзя летать, когда чья-то жизнь вцепилась в кончики крыльев.
Где-то есть мир, где всегда одно. Закрой глаза и представь, но лучше не надо, ведь ты понимаешь уже, что никогда не сможешь. Как мандарин не может стать яблоком, а способен только превратить свою кожуру в скрипичный ключ.
Есть многое во всём, и мгновение ещё длится. Посмотри на пятнышки пены от стирального порошка в простом тазу, дай отдых ноющим рукам, вспомни чужое тепло и шелест ресниц. Ты увидишь всё это в единый миг и поймёшь, зачем появился в твоей жизни скрипичный ключ.
Ты прекрасно, мгновение. Отпусти же меня теперь... вас ещё так много осталось.
Tuesday, October 4th, 2005
2:22 am
Свет священный...
«Свет священный детских лет,
Негасимый ясный свет!
Как счастлив я...
В мире, славящем меня!»
(с) кто-то
Детство всегда где-то здесь. Оно возвращается, стоит только проснуться ночью от неясного шороха и начать думать, стоит ли пойти проверить входную дверь. Оно выглядывает из собственных глаз, когда мы смотрим на Учителя. Оно не устаёт радоваться где-то внутри, услышав слово «мороженое».
... Подставить ладошки под струю воды, наивно надесь, что мир застынет в этот миг, что ладошки — надёжное устье для этой реки. А вода прольётся через край, снисходительно касаясь кожи горячими капельками. Перевернуть кисти рук, сжать кулачки и заворожённо смотреть на них, не понимая, как же такие знакомые руки превратились в маленькое чудо, гладкое и сверкающее, вот только... не терпящее прикосновений. Рушится плёнка, ломается стена, но за ней ничего нет. Это мир без дверей, но с одной прозрачной стеной: всё видно, но не войти, не коснуться. Смотри же, смотри... и помни.
... Откинуть волосы с глаз, посмотреть в потолок сквозь тонкую плёнку воды... зазвенеть счастливым смехом, понимая, что, наконец-то, попала туда, вовнутрь. И улыбнуться молча, зная, что была там всегда.

Current Mood: счастливое
Sunday, September 25th, 2005
6:24 am
Телепатия
... мечтала о ней с детства.
Это, должно быть, так чудесно — не пытаться выражать свои мысли, размахивая руками и путаясь во фразах, чтобы в результате обойтись одной фразой и взглядом в глаза: «Ну, ты же понимаешь?». И только не думать, что же именно понял кивнувший согласно собеседник. Один взгляд — и вот она, твоя мысль, такая цельная и настоящая, без пыли и ретуши, без лишней мишуры, нанесённой чужим сознанием.
Это, должно быть, так чудесно — просто заглянуть в глаза собеседнику, когда он путает слова и размахивает руками, не в силах объяснить... и понять всё. Вот так, просто, одним взглядом... принятьв себя чужую мысль.
... как страшно, но и маняще.
Мечта осталась со мной и сейчас. Каждый раз, каждый взгляд, каждый из бесчисленного множества взглядов... ловлю их и жду, ну где же, где же эта благословенная мысль, цельная и сияющая совершенством, мысль, в чьей власти одним движением разрушить мой разум... или подвести его к новой грани. А её всё нет.
А потому мы продолжаем размахивать руками и подбирать слова. Мы так стараемся, каждый раз, каждый взгляд.
Я думаю... не может быть, чтобы в результате вышло _ничего_. А значит, когда-нибудь у нас всё же получится.
Ведь никто не помешает мне в это верить.

Current Mood: верю...
Friday, July 8th, 2005
1:48 pm
Как всегда, о любви :)
Когда-то мне довелось услышать цитату... приведу её здесь и расскажу, что думаю о ней.
"Если тебе кажется, что кто-то любит тебя не так сильно, как тебе хотелось бы, это не значит, что он не любит тебя всем сердцем." (© Маркес)
Когда я её слышала, слово «сильно» не звучало или ускользнуло от моего внимания... будем считать, что его нет.
Я представлю прекрасную девушку, чьи грёзы безнадёжно далеки от земли, и юношу, который мнит себя любящим её. Любит ли он её? Да. Но вправе ли он сказать: «Она любима мною?». Нет...
Read more...Collapse )
Поэтому смиритесь с тем, что всего вашего сердца может быть мало. А может быть, и всего, что у вас есть. А может быть, не нужно ничего, и всё только мешает. Просто помните.

Current Mood: тихое
Friday, May 13th, 2005
7:41 pm
Талисман
Я искала свой талисман, прилежно приглядываясь к мелким вещичкам, попадающим в руки: не он ли? И как же его узнать, такой единственный, неповторимый и необходимый, который узнаешь везде, который всегда поможет? Такие часто были в книгах и фильмах. Я даже хотела себе медальон некоторое время, но совсем не хотела его носить.
Медальоны — странные. Красиво вытянуть его из-под ткани за цепочку, красиво — открыть и держать тремя пальцами, задумчиво и печально глядя в лицо портрету внутри, красиво — сжимать в руке, вызывая воспоминания и пробуждая волю... красиво. Но я совсем не хотела его носить.
Не пришёлся по душе ни один восточный символ на простой верёвочке, изящно прилегающий к коже. Камушки, раковинки, таблетка от головной боли в футляре для очков... где он, футляр? С той поры очки несколько раз менялись.
Легко привыкнуть к вещи, но потом легко и забыть о ней. Легко забыть, что родился не в этом городе, легко глядеть, как на родственника, на третий город через несколько лет... так легко уйти от всего... наверное, я свободна. Но у меня нет талисмана.
Легко привязаться к людям, но я так хорошо научилась отпускать, а ещё лучше — не держать... мне хорошо оттого, что они есть.
Я попрошу Свет стать моим талисманом. Надеюсь, он не против.
Thursday, May 5th, 2005
4:58 pm
Мы (продолжение)
Иногда это длится годами, иногда пролетает мимо без следа. Но когда-то приходит миг прозрения. Мы понимаем это сами или нас убеждают другие... в этот момент мы начинаем верить в то, от чего раньше отмахивались. Признаём, что живём чужой жизнью, что в наших занятиях нет нас, и есть только Она, что мы больны и зависимы, что растеряли свою волю. Поверив в это, нам не остаться прежними.
Среди нас есть те, кто часто плачет и назвает себя ничтожеством, но продолжает заниматься тем же. Нет, они в это не верят, оставим же их на пути, а сами отправимся дальше.
Оставив путь, мы разом теряем всё. Наши друзья, наши увлечения и привычки зависели от Неё, а теперь? Нам больно, и многие от боли кидаются в другую крайность: полностью рвут все связи, отрекаются от музыки и отворачиваются от афиш, заводят семью, дом и собаку, смотрят телевизор и мечтают о ремонте... но иногда они тоже плачут. Потому что, избавившись от ужасной привычки, не нашли ничего взамен.
Найдутся те, кто рассмеются, подхватят гитару или кисти и выйдут на улицы. Они поют уже то, что услышали в своей душе, они не создают более Её портретов, они сходят с пути в свою жизнь, которой, того не зная, успели научиться. Благословенны они, но эта дорога не для всех.
А есть ещё те, кто продолжает ходить на концерты, кого радуют новые альбомы. Это те, о ком приятнее всего говорить «мы», потому что они так и не разучились улыбаться. Улыбаться музыке, улыбаться Ей, улыбаться себе и всем вокруг. Когда музыка играет на струнах души, кто скажет нам, что это не наша душа и жизнь?
Это — мы.

Current Mood: светлое
Wednesday, March 30th, 2005
8:04 pm
Мы...
... мы цепляемся за забор из последних сил, рвёмся вверх, чтобы хоть краем глаза увидеть, ощутить себя настоящим зрителем, подобно тем счастливым, кто попал за ограждение... ведь там — Они...
... мы взрослеем и всё чаще попадаем в зал сами... мы плачем, танцуем, или кричим в полный голос, вытягиваемся во все стороны, ловя крохи информации... мы знаем о них всё и даже больше. Когда заканчивается информация, мы придумываем новую и обсуждаем, обсуждаем... Там мы зарабатываем смертельных врагов и лучших друзей, забываем обо всех ради того, чтобы вместе и одинаково смотреть на одну сцену... но приходит время очередного концерта — и все мы там... там, на концерте, в хороводах, замерших от восхищения рядах или мерцающем рое свечек, мы понимаем, что совершенно одинаковы, что бы там ни говорили на форумах...
... нас называют фанатами, фанами, фэнами и просто поклонниками. Иногда нас любят, но чаще скрываются за тёмными стёклами машин и стенами из живых людей. Наша любовь убьёт кого угодно, куда надёжнее ярости. Но нас так много и мы так упорны...
... мы растворяемся в безумии гонки. Мы плавимся под очарованием личности, под звуками музыки и исчезаем в свете юпитеров. Нам говорят, что такое упорство достойно лучшего применения, но разве мы станем слушать? Мы слушаем лишь музыку...
... мы давно уже не помним, кто мы. Может быть, мы и правда где-то есть, но как взглянуть на себя, когда так манит чужой свет?
... мы заполняем мир нашим неумелым творчеством. Кто-то из нас умеет это лучше других. Портреты в их исполнении вешают на стенку, их песни слушают, собираясь у костра, а стихи вызывают слёзы. Они — ближний рубеж, и мы тянемся к ним, питаемся их светом, более доступным и тёплым, но не таким ярким... мы идём.
Wednesday, March 23rd, 2005
12:40 pm
...
Летаю светлым мотыльком
По строкам чужих заметок.
Стряхиваю улыбку-пыльцу
И улетаю прежде,
Чем протянутся руки — поймать...

Current Mood: странное
Friday, March 11th, 2005
11:26 am
:-)
... and I just can't stop smiling...

Current Mood: светлое
Monday, January 31st, 2005
4:20 pm
Не говори мне...
Не говори мне: "Я не могу без тебя". Я помню, как ты родился и знаю, кок ты учился ходить по жизни. Тебе было трудно, но ты справился — без меня. Пусть в мире будет чуть больше правды.
Не говори: "Мне без тебя плохо". Я всегда там, где нужна... и раз с тобой меня нет, значит, всё хорошо. Я же радуюсь, видишь? Хотя тоже хочу увидеть тебя...
Ты можешь даже не говорить, что хочешь меня увидеть. Я ведь и без того это знаю, да и ты тоже. Мы знаем всё о своих желаниях, о своих общих желаниях и мечтах. Я знаю, что ты устал смотреть на небо из-под воды, что хочешь его увидеть так, как вижу я. И это будет...
А мне интересно, каким же оно, небо, видится тебе.
Я хочу увидеть его вместе с тобой, но не говорю этого. Воздух дрожит от высказанных желаний... я думаю, может, ему от этого больно? А ты и так знаешь.
Ты можешь вообще ничего не говорить мне, если хочешь...
Но я так люблю твой голос.

Current Mood: задумчивое
Tuesday, January 11th, 2005
1:56 pm
Ромео и Джульетта
Говорят, это лучшее литературное произведение, посвящённое любви. Я не верю этому.
Я не читала пьесу, каюсь, видела только фильм спектакль. По-своему он восхитил меня. Это были люди, бесконечно открытые, немедленно воплощающие все замыслы и намерения, говорящие всё, что думают, легко переходящие между разными эмоциями и не скрывающие этих переходов.
Это завораживает — наблюдать за такой детской открытостью. Праздник эмоций, да.
Только вот любовь — _чувство_.
В данном случае я исхожу из вполне словарной разницы эмоции и чувства. Чувство — это эмоция, пропущенная через разум. Персонажи спектакля определённо ничего такого не делали, если разум у них и был, они им совершенно не пользовались. Их желания просты, а выводы прямолинейны. Люблю — значит, жить не могу без, умер — значит, умру и я, убил брата — значит, возненавидеть и разрываться между двумя сильными эмоциями. А то, что оба были порядочные глуацы и постоянно жестоко насмешничали, значения не имеет. До того никто не пытался воззвать их к разуму — да какому ещё разуму, помилуйте. Во всём фильме чувства были разве что у священника, но что он мог сделать в буйстве эмоций? Ведь он старался. Будь остальные персонажи разумными, план мог бы сработать, но...
А вы говорите — "нет повести печальнее на свете". О да. Ибо "сон разума рождает чудовищ".

Current Mood: задумчивое
Tuesday, December 21st, 2004
7:19 pm
Придумалось в процессе...
http://www.livejournal.com/users/menelwen/77809.html
Да, мне кажется, что любовь не приносит боли. Никогда. Желать всегда быть рядом — излишне эгоистично, как и страдать, будучи вдали. Неважно, о ком или о чём речь. Любят — это когда "хорошо с" а не "плохо без". Почему так популярно выражать любовь через отрицание? "Я не могу без тебя", "я не проживу и дня, если ты откажешься" и т.д. Эгоизм, банальнейший эгоизм. И боль, причиняемая как себе, так и другому... и это — любовь? Почему не "Мне хорошо с тобой", "Я хочу увидеть тебя снова", "Я улыбаюсь, когда вижу тебя"?
Wednesday, December 15th, 2004
8:29 pm
Имена...
Зачем называть журнал чужим именем, если знаешь, что это всё равно не ты? Странно видеть журнал по имени, к примеру, Корвин, а писать так мог (тоже к примеру) Гэндальф? Или просто человек, вполне обычный студент, в чьяих записях — свидания, экзамены, попойки и посещения кинотеатров, но никакого тебе Амбера и серебряного меча. И даже тени этого не мелькает за словами, за стилем и мыслью. Смешон обычный человек, нарядившийся ангелом или дьяволом, но не пытающийся соответствовать своей роли.
Имя может принадлежать многим и тогда оно ничьё... может — никому, и тогда оно станет собственностью любого, кто его примет как своё. И то — лишь тогда, когда оно станет известным, таким известным, что не сможет быть ничьим больше...
Всякий может быть синей птицей, если несёт счастье. Потому что ею тоже можно стать... иначе зачем придуманы имена?

Current Mood: счастливое
Friday, December 10th, 2004
5:59 pm
Ещё о чудесах
Мы привыкли ждать чудес, а когда они приходят, — требовать от них соответствия своим ожиданиям. Говорим, что поможет лишь чудо, а ждём... чего? Что выздоровеет любимый человек, что выпадет нужный билет на экзамене, что не пойдёт дождь на выпускной, что примут на работу, что облака сложатся в надпись: "Поздравляю!". А Чудо приходит и обнаруживает, что ждали вовсе не его... и его даже не замечают. Или замечают и удивляются, почему же оно не такое. Почему ждали солнечного дня, и пришла дивная радуга через всё небо?
Смешно бороться за личные права чудес. Но они — есть. И если и правда сбудется то, чего так хотели, то это не чудо, а сбывшееся желание, не более. Оно тоже Чудо — для тех, кто этого не ждал. А может быть, и не только. Ведь если чудеса свободны, это значит лишь, что всё необязательно будет так, как хочешь.
Но может случиться и так...
Только не стоит забывать, что они — не люди и не боги. И не переносят, когда их упрощают до уровня людей, как испокон веков делали с богами. А потому очень редко становятся такими, какими их хотят видеть.
Чудеса ничего не должны нам, разве что... быть.
Потому что "чудес не бывает" — это слишком неправильно, даже если ты не наивный человеческий ребёнок, а Чудо...
Они должны быть, но ничего более не должны.
Thursday, December 9th, 2004
7:55 pm
Прошлое
Когда я была маленькой, от Нового года всегда ждала Чуда. Кажется, оно даже случалось... но так давно, что я этого не помню. Наверное, чудеса не хотят, чтобы их видели?
И я перестала его ждать. Странно, но теперь я встречаю его каждый день. Оно выглядывает из-за угла, падает с крыши, прячется за деревом, скрывается в облаках — и всякий раз приветливо улыбается. И я дарю ему улыбку в ответ...
А вы ещё спрашиваете, почему я улыбаюсь так часто. Даже когда что-то не ладится, даже когда между облаками не протиснется, казалось бы, самое стройное чудо. Но я же знаю, что оно там :-)

Current Mood: мечтательное
Monday, December 6th, 2004
6:19 pm
"Будущее-в-прошедшем"
Когда-нибудь случится чудо
И ты, улыбки не тая,
Вернёшься к нам
И позабудешь
Печаль и мрак небытия.

Разве может быть иначе?

Current Mood: надежда
About LiveJournal.com